ГЛАВНАЯ | ПЕРСПЕКТИВЫ | БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ | НОВЕЙШИЕ РАЗРАБОТКИ | НА ВООРУЖЕНИИ | ГАЛЕРЕЯ | ССЫЛКИ |  

 

 

О моей работе в ХКБМ

В.И. Гошков, д.т.н.

 

Середина 60-х годов, молодой специалист.

Справа - Харьков, 20 июля 2014 год.

 

В начале 70-х годов я, часто проезжая мимо недавно построенного 9-ти этажного здания на территории завода им. Малышева, говорил себе, что там наверняка созданы нормальные условия для творческой работы и все мечтал работать там. И случилось так, что один из моих сослужив­цев сказал мне, что одно из очень засекреченных учреждений подбирает себе сотрудников - специалистов по промышленной электронике, т.е. как раз по моей специальности. Я долго колебался, т.к. смена места работы, - мероприятие очень серьезное и мне не очень нравилось. После долгих ; размышлений и колебаний я все-таки позвонил по данному мне телефону и оказался в том самом учреждении, работать в котором я мечтал, т.е. в Харьковском конструкторском бюро по машиностроению.

Здесь, на этот момент времени, сложилась великолепная команда специалистов. Это, в первую очередь, Главный конструктор Морозов А.А. и его ближайшие помощники: Шомин Н.А., Поляков Б.Н., Морозов Е.А», Словиковский А.Г., Протопопов И.Л., Ковалюх В.Р. и др. На их творческом счету уже имелись и Т-54/55 и объект 430 и практически отработанная конструкция танка Т-64А, о котором западная пресса позднее напи­шет «танк Т-64 оказался неприятным сюрпризом для НАТО. Встреча с ним в лицо на поле боя для наших танков имела бы непредсказуемые последствия».

После знакомства с Т-64 западные специалисты ускоренными темпами принялись за разработку танков, способных противостоять Т-64 так появились «Леопарды», «Абрамсы», «Челленджеры» и др.

Конструкция Т-64 вобрала в себя все лучшее, что было достигнуто в конструкциях Т-34, Т-44, Т-54, Т-55 и, в то же время, вобрала в ceбя новейшие достижения науки и техники: квантовый прицел-дальномер, автомат заряжания пушки, двухтактный дизельный двигатель, мощное вооружение, надежную броневую защиту и др.

Как и все, что разрабатывалось под руководством А.А.Морозова, конструкция Т-64 была в меру проста, но, в то же время, оставляла достаточный простор для дальнейшего усовершенствования. А.А.Морозов считал, что даже самая удачная конструкция может и должна быть улучшена. Не зря же танк Т-64 в различных модификациях выпускался бо­лее 20 лет: с момента создания, что было в 1967 г. отмечено Ленинской премией, до прекращения его производства в 1987 г.; на вооружении он состоит и сегодня и, при проведении надлежащей модернизации, не будет уступать новейшим танкам третьего послевоенного поколения.

Да и в конструкциях нынешних танков (включая и зарубежные) многие технические проблемы были решены благодаря тому, что подобные решения были найдены при разработке Т-64.

Об Александре Александровиче, как о выдающемся конструкторе и организаторе написано очень много. Здесь я хочу высказать свои впечатления об Александре Александровиче как об ученом и научном руководителе крупного конструкторского коллектива.

Мое первое впечатление - худощавый, аккуратный, подтянутый, всегда вежливый, никогда не позволяющий себе ни грубости, ни бестактности по отношению к сотрудникам - либо английский лорд, либо потомок древнего аристократического рода.

Меня всегда поражала его способность буквально с одного взгляда

оценить предлагаемое техническое решение. И каково бы оно не было удачным или не очень, Александр Александрович никогда не говорил автору, что его решение бездарно, даже если оно и было таковым. Удачные решения Александр Александрович готов был обсуждать, не  считаясь со своим временем - он считал, что даже самое удачное решение может и должно быть улучшено. К неудачным решениям Александр Алек­сандрович чаще всего относился с юмором, но всегда только в присутствии автора. Он считал, что даже в самом неудачном решении можно и  нужно найти рациональное зерно и в большинстве случаев его больше интересовал ход размышлений автора. Никогда Александр Александрович не навязывал своего мнения по принципу: «Мое мнение единственно вер­ное, потому что это мое мнение».

Особое отношение у Александра Александровичу было к молодым сот­рудникам - для них он был в первую очередь доброжелательным и внимательным наставником. Да и не удивительно, ведь он сам в 35 лет стал Главным конструктором завода по танкам.

Александр Александрович никогда особо не различал сотрудников по должностям, которые они занимали в данный момент времени - для него сотрудник представлял ценность по его уровню интеллекта, технической грамотности, опыту, коммуникабельности и др. Любому инженеру или технику он при необходимости уделял столько же времени, сколько и ру­ководителю подразделения, в котором они работали. Поэтому сотрудники никогда не боялись проявлять инициативу.

Несколько отличными были и его взгляды и оценки технической и научной информации. Ведь мы все, в том числе и Александр Александро­вич пользовались одними и теми же источниками информации, но он часто делал совершенно неожиданные выводы из прочитанного. Так, например, знакомясь с принципами и системами автоматизации силовых установок и трансмиссий новейших (на то время) западных танков, я просто принял к сведению, т.к. у нас и трансмиссия и двигатель были совершенно другими. Но после доклада Александру Александровичу и обсуждения поя­вилась задача автоматизации переключения передач и управления двига­телем танка Т-64. Так появилась автоматизированная система управ­ления дизелем и ступенчатой трансмиссией (АСУДТ), которая была доведена и принята уже без него. Или еще. Отделом перспективного проектирования КБ была разработана бесступенчатая гидрообъемная пере­дача, которая была установлена на ходовой макет. Но уже после первых пройденных километров, перед нами Александр Александрович поставил задачу автоматизации процесса управления движением танка с этой трансмиссией, так как человек физически не в состоянии оптимальным образом управлять одновременно и двигателем и трансмиссией; хорошая, по задумке, трансмиссия, при ручном управлении, не могла обеспечить ожидаемое повышение показателей подвижности танка.

Много времени Александр Александрович уделял научной работе. Он поддерживал тесные творческие контакты с рядом отраслевых НИИ и КБ, а также учреждений системы Академии наук СССР, неоднократно выступал как рецензент и оппонент их научных работ; им опубликовано много научно-технических работ, он автор многих, изобретений; беспокоился он и о це­ленаправленной подготовке молодых специалистов для нашей отрасли. Так, при его непосредственном участии в 1972 г. была основана кафедра ко­лесных и гусеничных машин в ХПИ. Сегодня бытует мнение, что Александр Александрович не поощрял научную деятельность сотрудников КБ. Я, на своем примере, могу утверждать, что это не соответствует действитель­ности. Александр Александрович возражал только против «серых», зау­рядных научных работ. Для себя, в свое время, он избрал тему, посвя­щенную глубокому анализу направлений в проектировании танковых конс­трукций; в своей докторской диссертации, которую он с блеском защи­тил в 1972 г., он проработал и теоретически обосновал оптимальный облик танка, как одного из основных видов вооружений. И это к тому, что он к этому моменту был уже лауреатом Государственных премий, Героем соц. труда, генерал-майор-инженером и, наконец, Морозовым и докторскую степень мог получить без особых волнений. К тому же и тему избрал такую, у которой не было ни аналогов, ни мирового опыта. Были только его собственный опыт и его предвидения направлений дальнейшего развития бронетехники. Но его изыскания и положения и сегодня являются классикой мирового танкостроения.

Что касается меня, то, рассмотрев с заведующим кафедрой КГМ профессором В.П.Абрамовым разработанную мной систему автоматического управления движением танка с гидрообъемной трансмиссией, Александр Александрович пришел к выводу, что эта работа заслуживает кандидатекой диссертации и взял под свой контроль ход ее выполнения. Защитил я эту работу в 1980 г. уже, к сожалению, без Александра Александровича. Моя мама похоронена на 13 городском кладбище. И всякий раз, ког­да я навещаю маму, я по пути обязательно захожу к Александру Алексан­дровичу чтобы еще раз поблагодарить его за ту школу, которую я прошел под его руководством.

 

 

Киев, сентябрь 1981. Слева направо: Смоляков Василий (ХКБМ), Бобряков
Алексей (Кубинка), Гошков В.И. (ХКБМ), Коробко Алексей, (ХКБМ).
 

Киев, сентябрь 1981. Слева направо: Смоляков Василий (ХКБМ), Бобряков

Алексей (Кубинка), Гошков В.И. (ХКБМ), Коробко Алексей, (ХКБМ).

 

1988 год, работа  в ХКБМ, расцвет творческих сил.

1988 год, работа  в ХКБМ, расцвет творческих сил.

 

Харьков, ХКБМ, 1988. Руководство КБ и коллектив отдела автоматики поздравляют В.И. Гошкова с защитой докторской диссертации.

Харьков, ХКБМ, 1988. Руководство КБ и коллектив отдела автоматики поздравляют В.И. Гошкова с защитой докторской диссертации.